Если брокер КИТ Финанс Вас обманул, то сообщите об этом нам

Суд не отменил решение по делу "Орифлейм"

Арбитражный суд города Москва
Арбитражный суд города Москва

Арбитражный суд Московского округа встал на сторону ФНС в ее споре с «Орифлэйм Косметикс». Налоговики посчитали, что фирма не имела права занижать налоговую базу за счет платежей материнской компании.

Суть претензий ФНС

Арбитражный суд Московского округа в четверг не удовлетворил кассационную жалобу компании «Орифлэйм Косметикс», оставив без изменения решение судов нижестоящих инстанций. Решение может повлечь правовой хаос в налоговой сфере, опасаются независимые юристы.

Спор начался с того, что в 2012–2014 годах налоговая служба провела проверку «Орифлэйм Косметикс» за 2009 и 2010 годы и пришла к выводу, что российская «дочка» Oriflame занижала налоговую базу по налогу на прибыль за счет лицензионных платежей в адрес материнской компании. Спорные расходы «Орифлэйм Косметикс» за проверяемый период составили примерно 2 млрд руб. «Орифлэйм» попыталась оспорить решение налоговой службы о доначислении налогов, но Арбитражный суд города Москвы принял сторону налоговиков, доначислив компании 537 млн руб. налогов и пен​и.

В первых двух инстанциях налоговикам удалось доказать суду свою правоту посредством такой цепочки рассуждений: российская компания зависима от иностранной и контролируется ею, следовательно, она является ее представительством, а значит, ее частью. Из этого следует, что она уплачивает спорные платежи сама себе, поэтому ей должно быть отказано в праве включать их в расходы.

Вмешательство не помогло

Накануне заседания арбитража Московского округа юристы сразу двух крупных юридических фирм — «Гольцблат BLP» и Dentons — обратились к судье со специальными обращениями (так называемая записка Amicus curiae, или записка друзей суда). Эксперты указали, что решение в пользу ФНС в этом споре может породить дальнейший «правовой хаос». Но суд не прислушался к их аргументам.

Логотип Федеральной налоговой службы
Логотип Федеральной налоговой службы

Если такой подход налоговиков будет применяться широко, прид​ется признать, что любая российская «дочка» иностранной структуры по определению не вправе ничего приобретать у материнской компании, а приобретая — не вправе относить совершенные платежи на расходы, констатирует партнер адвокатского бюро А2 Михаил Александров. Такими расходами может быть арендная плата, закупка продукции или, например, производственного или торгового оборудования, то есть вообще любые транзакции, которые происходят между материнской и дочерней компаниями, отмечает юрист.«Решение суда прискорбно», – соглашается из авторов Amicus curiae, партнер налоговой практики «Гольцблат BLP» Евгений Тимофеев. Важно дождаться мотивировочной части решения, чтобы понять, подтвердил ли суд логику предыдущих инстанций, или нашел способ ее опровергнуть, рассуждает эксперт. От этого, по его словам, зависит объем рисков для иностранных инвесторов.

Если дело до Верховного суда, есть шанс, что мотивировка решения будет изменена, считает Александров. Это позволило бы запретить расширительное толкование, из-за которого российские компании могут столкнуться с трудностями при закупках у материнских компаний. В интересах бизнеса было бы введение разграничения между нематериальными вещами (роялти и ноу-хау) и платежами за продукцию и аренду, указывает юрист.

Логотип компании Орифлейм
Логотип компании Орифлейм

Спор с «Орифлэйм» возник из-за автоматического применения понятий «постоянное представительство» и «зависимый агент» к российской «дочке» иностранной компании, поясняет юрист юридической фирмы «Некторов, Савельев и партнеры» Михаил Халецкий. «Этот подход в корне неверный и обосновывается только политическими настроениями. Именно это создает опасность для многих иностранных компаний, которые еще «не убежали» из России», — скептичен он.

Плохой прецедент

«Создан прецедент, когда налоговые последствия для российского общества как для представительства иностранной компании наступают не вследствие юридически значимых действий самой «дочки» или ее материнской компании, а вследствие того или иного представления клиентов », — обеспокоен руководитель юридического подразделения крупной телекоммуникационной компании, попросивший об анонимности. В 2012 году президиум Высшего арбитражного суда постановил, что одним из критериев работы компании как зависимого агента можно считать наличие у потребителей услуг сформированного представления о том, что компания является постоянным представительством.

«Не вполне ясно, что же теперь делать иностранным компаниям», – рассуждает партнер юридической фирмы «Некторов, Савельев и Партнеры» Егор Батанов. Вряд ли они смогут перестроить бизнес-модель в России настолько, чтобы совсем отказаться от транзакций между дочерней и материнской компанией, в частности от оплаты за используемые российской «дочкой» нематериальные активы, рассуждает эксперт. «Скорее всего, иностранные компании будут вынуждены принять существование такого «странового» риска и заложить возможные налоговые потери в финансовую модель», — считает Батанов.

На момент сдачи материала представитель «Орифлэйм Косметикс» был недоступен для комментариев. Ранее представитель ФНС сообщил РБК, что служба не комментирует дела отдельных компаний.

Источник

RBC Ru - РБК Ру